Налоговая реформа удастся, когда из новостей пропадет информация о ГФС, таможне или налоговой милиции

14 Квітня 2016
Аа Аа

–        Какие проблемы были обнаружены в системе налогообложения за время существования обновленного Налогового кодекса? Как последствия повлияют на мир бизнеса и на население страны в целом?

На самом деле, Налоговый кодекс содержит огромное количество неточностей и неоднозначных трактований, именно поэтому в рамках налоговой реформы, которая проводилась в прошлом году, Министерство финансов изложило Налоговый кодекс в новой редакции. К сожалению, парламент не поддержал нашу инициативу и закон остался нерассмотренным, но, это не говорит о том, что в этом году мы не занимаемся вопросами налогового реформирования. По моему убеждению, чтобы исправить законодательные неточности, неурегулированные вопросы, а также коллизии в Кодексе, нужно издавать новый Кодекс в новой редакции, потому что сейчас в Кодексе до сих пор остаётся очень много текста (более чем 50 %), который нуждается в правке.

 

"Сейчас в Кодексе до сих пор остаётся очень много текста (более чем 50 %), который нуждается в правке"

 

Мы подготовили законопроект № 3630, который в прошлом году был зарегистрирован в парламенте. Кроме того, что он предлагает налоговую реформу Налогового кодекса, он также исправляет неточности и неоднозначные трактования в Налоговом кодексе, поэтому дальнейшая судьба законопроекта зависит от депутатов, от их воли. Тем не менее, в прошлом году был конфликт между двумя законопроектами: № 3357 и № 3630 – разные видения, разные философии и взгляды на налоговую реформу, но и очень много общего. Мы, со своей стороны, во время подготовки законопроекта № 3630 постарались максимально учесть идеи депутатов, которые были заложены в законопроекте № 3357, но какие-то вещи остались принципиально неучтёнными, потому что мы не разделяем их позицию. Например, мы не согласны с эстонской моделью распределённой прибыли и считаем, что она приведёт к увеличению количества часов на ведение бухгалтерского учёта и составления отчётности. Более того, мы видим риски увеличения налоговых проверок у предприятий, то есть у нас есть своя аргументация. В этом году мы с нашими экспертами, в том числе международными, на уровне разработчиков законопроектов ведём дискуссии о том, каким образом можно ещё сблизить два взгляда, два виденья налоговой реформы с тем, чтобы это была единая консолидированная позиция, которая будет поддержана и обществом, и правительством, а в будущем и депутатами. То есть мы работаем над сближением этих двух законопроектов таким образом, чтобы они стали единым целым.

–        Украинцы за максимально открытое общение между налогоплательщиками и государством. Планируется ли сейчас процесс администрирования налогов сделать проще и прозрачнее? Какие основные шаги Вы ведите в этом направлении?

На самом деле Министерство финансов очень много делает для того, чтобы отвечать требованиям общества и, в первую очередь, это связанно с открытостью нашей работы. Например, в прошлом году был презентован портал «Е-data», где любой гражданин Украины может отследить каждую копейку, которая тратится государством. Также какую угодно информацию можно найти на сайте Министерства финансов, или на сайте ГФСУ. То есть мы за открытость информации и за прозрачность работы как Министерства, так и ГФСУ. Сейчас в Министерстве работают над проектом прозрачного бюджета. Все шаги, которые мы предпринимаем, направлены на повышение прозрачности и транспарентности работы Министерства финансов.

 

"В прошлом году был презентован портал «Е-data», где любой гражданин Украины может отследить каждую копейку, которая тратится государством"

 

–        Как Вы видите упрощенную систему налогообложения и ее роль в экономической системе страны?

На мой взгляд, основная цель упрощённой системы налогообложения – максимально снизить административные затраты малых предпринимателей на ведение какого-либо учёта, а также максимально снизить налоговую нагрузку, чтобы дать малому бизнесу толчок для развития, так как упрощенная система налогообложения должна стимулировать к развитию. Существующая модель, которая есть сегодня, не стимулирует малый бизнес к росту и является регрессивной. По этой модели тот, кто зарабатывает больше, платит налоги так же, как и тот, кто зарабатывает меньше, а порой и намного меньше, и это несправедливо. Кроме того, за это количество лет, пока работает эта система, мы не видим роста малого бизнеса. По сути, основная цель всех инструментов, которые создаются для малого и среднего бизнеса – стимулировать к росту, т.е. расти вертикально: с объемами рынка, доходами, а не горизонтально - в количестве. Я вижу, что количество частных предпринимателей растет, количество малого бизнеса растет, но дальше они не вырастают, и это говорит о том, что поддержка со стороны государства недостаточная для малого и среднего предпринимательства в Украине, чтобы они действительно развивались. Доля малого бизнеса, которого сейчас много, в конечном итоге приносит бюджету очень мало средств. Всё это вряд ли можно назвать ростом, а также нельзя назвать малый и средний бизнес устойчивым в европейском понимании. Модель упрощённой системы налогообложения должна обязательно стимулировать к росту. Она должна не требовать никаких усложнённых отчётов, каких-то контролей, то есть должна быть максимально понятной и простой для любого предпринимателя, независимо от того, владеет он экономическими знаниями или нет. И она должна быть необременительная, то есть требовать минимальных затрат – как финансовых, так и часовых.

 

"Когда люди (сотрудники) массово начнут требовать честные заработные платы от своих работодателей – тогда не будут использоваться схемы и работодатели не будут уклоняться от уплаты налогов на заработную плату"

 

По поводу уменьшения давления на заработную плату. Когда мы в прошлом году проанализировали какие в Украины проблемы с точки зрения налогообложения, то все рейтинги были плохими и низкими. Они все были связаны с высоким налогообложением заработных плат – одним из самых высоких в Европейском Союзе по различным исследованиям. Перед нами стояла основная проблема – снизить нагрузку на фонд заработной платы, чего мы достигли в прошлом году. Это было нашей победой. Сказать, что у нас есть слишком завышенные ставки налогообложения по другим налогам – нет. Поэтому 41 % ЕСВ по средней ставке был снижен до 22 %, что соответствует европейским показателям, и мы надеемся, что это будет стимулировать работодателей выводить заработные платы из тени, или не использовать упрощенную систему налогообложения в качестве оптимизации налогового бремени на заработные платы.

Наверное, большую часть внимания мы должны уделять воспитанию социальной ответственности граждан. То есть когда люди (сотрудники) массово начнут требовать честные заработные платы от своих работодателей – тогда не будут использоваться схемы и работодатели не будут уклоняться от уплаты налогов на заработную плату.

Недавно читала правительственный отчёт Нидерландов. Ранее я интересовалась экономикой Нидерландов в свете экономического форума, ассоциации, референдумов по ассоциации. Это одна из европейских стран, которая пошла на непопулярный шаг. В своё время, в кризис 2008 года, страна подняла на 2 % ставку НДС (насколько я помню, у них было 19 %, а стало 21 %). В этом отчёте было написано, что правительство пошло на этот шаг, потому что нужно было сбалансировать бюджет, когда финансовый кризис оказывал серьёзное давление на экономику страны. Этот шаг был поддержан обществом, что меня поразило. Я прочувствовала консолидацию и правительства, и депутатов, и общества в борьбе за финансовую стабильность в стране. То есть все понимали, что это непопулярный шаг, но он был необходим для страны в то время, чтобы сбалансировать и стабилизировать финансовую экономику. Этого понимания и такой социальной ответственности мне не хватает со стороны наших граждан. Я понимаю, конечно, что сложно сравнивать уровень жизни в Нидерландах и в Украине и, наверное, если бы уровень жизни в Украине был такой же, как в Нидерландах, патриотизма со стороны наших граждан можно было бы ожидать больше, а также, если бы не было военных действий. Но, тем не менее, патриотизм начинается даже с малого, с каждой уплаченной копейки. Я знаю, как честных предпринимателей, которые платят налоги, выплачивают честную заработную плату, так и тех, кто не платит налоги и находится в тени. Всё же начинается с себя. Поэтому мне кажется, что у нас нет этой консолидированной позиции правительства, парламента и граждан. Мне кажется, что на такие непопулярные шаги должны идти все вместе и нести за это общую ответственность, потому что финансовая стабильность – это самый важный вопрос, в ней заинтересованы абсолютно все граждане.

–        Какова главная задача реализации налоговой реформы? Это создание равных правил для бизнеса, упрощение и снижение налогов? Удалось ли сейчас реализовать эти цели хотя бы частично?

 

Когда мы говорили в прошлом году о реформе, наша идея состояла в том, чтобы расширить налоговую базу и снизить налоговое бремя, показать перспективу, как будет меняться законодательство или иными словами, обеспечить предсказуемость бизнесу. Очевидно, что в сегодняшних условиях мы не можем резко снизить налоги, потому что в таком случае мы получим бюджетный дефицит и огромную проблему по невыплатам пенсий и социальных заработных плат. Мы ни в коем случае не можем поставить под угрозу выплату социальных обязательств страны, поэтому мы хотели показать перспективу, как в течение трёх лет будут постепенно снижаться ставки, при том, что сейчас большая налоговая нагрузка на фонд заработной платы. Остальные налоги у нас ниже, чем в Европе, а проблемы больше связаны с администрированием этих налогов, а также c непрозрачными или незаконными действиями ГФС, нежели со ставками. То законодательство, которое сегодня существует, перегружено всевозможными льготами, привилегиями и т.д., что ставит в неравные условия секторы нашей экономики.

Очень сложно сегодня выделить, какой сектор экономики для Украины важнее, когда абсолютно все секторы экономики требуют и ожидают поддержки со стороны государства.

Мы предложили расширить базу налогообложения и постепенно снижать налоговую нагрузку, эту идею мы показали в нашем законопроекте № 3630. Однако, мы сразу же столкнулись с достаточно большой критикой, что для нас было определенным показателем того, что мы на правильном пути. Критиковать начали многие отрасли, потому что мы исключили максимально льготы и преференции с целью предоставить равные и справедливые условия для всех.

К сожалению, льготы остались в нашем законодательстве. Кто бы не работал в правительстве, какой бы формат правительства там не был, и какой бы не была у нас Верховная Рада, надо сказать, что до тех пор, пока у нас будут неравные и несправедливые условия по отношению к разным секторам экономики, у нас всегда будут проблемы с бюджетом, с развитием той или иной отрасли, с экономикой страны в целом. Мы, так или иначе, придём к тому, что все будут платить одинаковые и справедливые налоги и не должно быть никаких налоговых льгот и преференций.

Как только мы настаиваем на устранении налоговых льгот и преференций, мы чувствуем огромное сопротивление со стороны бизнеса, как результат – неголосование в парламенте. То есть сейчас это воспринимается как непопулярные шаги, но, я уверена, что мы всё равно придём к этому, потому что нет другого пути, как создать одинаковые благоприятные условия для развития бизнеса. В то же время налоговое законодательство должно предусматривать единые справедливые правила для абсолютно всех граждан и для компаний, которые работают в Украине. Это будет правильно и справедливо.

–        Что необходимо для эффективной работы бизнеса в нашей стране? Как добиться, чтобы бизнес исправно платил налоги?

Когда я спрашиваю у бизнеса, что нужно сделать, чтобы они выходили из тени, то они отвечают: «Нам не хватает доверия, мы не знаем, куда тратятся деньги и не видим каких-то существенных изменений». Но, дело в том, что для того, чтобы произошли какие-то существенные изменения в нашей стране и были проведены серьезные реформы, для этого нужны финансы. Мы можем долго сетовать на то, что у нас плохие дороги, но они же сами по себе никогда построятся, потому что для этого нужны деньги. Когда в стране тяжёлые экономические условия, которые связанные, в том числе с военными действиями, когда в стране идут серьезные затраты на содержание армии и на построение института армии, то нужно понимать, что финансовый лимит страны исчерпан. Поэтому чтобы «дороги начали строится», надо чтобы экономика выходила из тени и предприниматели платили налоги. Пока мы будем рассуждать о доверии, дороги от этого лучше не станут, они будут только хуже и хуже. На примере тех же дорог можно рассуждать и о цене, так как сегодня это будет стоить одних денег, а через год это будет совершенно другая цена, то есть стоимость ремонта будет увеличиваться по мере изнашивания дорог. Каждому надо начинать с себя. Порой мне кажется, что ссылка на отсутствие доверия - это отговорка или даже оправдание для самого себя, своей совести. Как только начинаешь копать немного глубже, задавать наводящие вопросы, то многие предприниматели даже не могут объяснить, чему именно они не доверяют. Недавно я спрашивала у предпринимателя, который частично работает в тени, что стимулирует не полностью платить налоги. На что он мне ответил о недоверии. Потом я спросила: «А что вы понимаете под словом доверие, что должно быть?» Ответом последовало то, что должен быть стабильным валютный курс, а еще лучше, чтобы доллар был около 5. То есть всё равно мы апеллируем к финансовой стабильности. Всё равно для людей важно, чтобы это была именно финансовая стабильность, а не ставки налогов предпринимателей. Так или иначе, все заинтересованы в финансовой стабильности, а под доверием люди и понимают эту стабильность. Поэтому я убеждена, что ставки налогов не являются основным злом. Для того чтобы бизнес развивался, важно было бы установить финансовую стабильность. Она у нас есть сейчас, и мы стараемся её удержать. Конечно, нам очень тяжело без помощи наших финансовых партнёров, и мы надеемся, что политический кризис, который существует сегодня в стране, будет урегулирован, каждый будет заниматься своим делом, потому что для нас всех важна эта финансовая стабильность.

 

"...чтобы «дороги начали строится», надо чтобы экономика выходила из тени и предприниматели платили налоги. Пока мы будем рассуждать о доверии, дороги от этого лучше не станут, они будут только хуже и хуже"

 

Важным для бизнеса так же являются дешёвые финансовые ресурсы. Об этом говорят абсолютно все секторы экономики. Начинют о налогах говорить и заканчивают тем, что недостаточная ликвидность и нет дешёвых финансовых ресурсов. Но откуда им взяться, если на сегодняшний день у нас нестабильная работа с нашим основным партнёром – Международным Валютным Фондом. Абсолютно все доноры, все финансовые программы ориентируются на программу с МВФ, поэтому глупо недооценивать важность работы МВФ в Украине и его роль в принципе.

–        Как Вы считаете, налоговая реформа лежит в плоскости упрощения налогообложения или усложнения детализации налоговых норм по примеру США и европейских стран?

Я неплохо знаю налоговое законодательство Германии и хочу сказать, что наше налоговое законодательство проще, доступнее и понятнее. Другой вопрос - каким образом применяют на практике налоговое законодательство. Как аудитор на практике я очень часто сталкивалась с незаконными выводами и проверками со стороны ГФС. По сути, я стояла на стороне бизнеса, защищала его интересы. Сейчас я пытаюсь что-то изменить в работе ГФС, что является достаточно сложным и трудоёмким процессом. Нам не стоит ожидать, что ГФС решит работать по-другому, там всё-таки работают около 50 тыс. человек, мышление и поведение которых сформированные. В один день мы не можем поменять всех сотрудников, которые начнут работать по-другому. К сожалению, уровень заработной платы в ГФС очень низкий, что не есть привлекательным для специалистов, которые действительно могли бы наладить работу налогового ведомства. Поэтому, со своей стороны, мы предложили абсолютно простую систему налогообложения в Налоговом кодексе.

В этом году мы делаем акцент на реформе ГФС. Сказать, что там объем работы большой, – это ничего не сказать, потому что, начиная с IT-сферы, серверов, компьютеров, программ, на которых работают специалисты, заканчивая уровнем квалификации этих специалистов, – это можно называть проектом века. Я даже не уверена, удастся ли мне показать какие-то ощутимые результаты, потому что проект затянется надолго, и это будет зависеть от того, насколько будет финансироваться автоматизация всех процессов.

Что такое ГФС? Это орган, который должен заниматься администрированием налогов. Как он должен этим заниматься? Только в электронном режиме. Когда у нас будут абсолютно все электронные сервисы, когда у нас будет максимально минимизирован контакт с инспекторами, тогда мы можем считать, что мы побороли коррупцию. Коррупция – это всегда люди, это всегда возможность принять то или иное решение, это всегда возможность закрыть глаза, будучи на таможне, и увидеть совершенно другой товар, открывая груз. Это всегда связано с человеческим фактором. Поэтому я убеждена: чтобы побороть коррупцию, нужно автоматизировать абсолютно все процессы, но это требует серьезных финансов.

 

"Я всегда предлагаю людям, которые говорят, что никаких изменений в налоговых органах не происходит, пойти и поработать в ГФС, чтобы доказать, что они готовы и способны что-то изменить, при этом работать за низкую зарплату"

 

Я думала, что даже если мы сейчас на входе в налоговую поставим молодых людей, одетых в форму, которые будут оказывать сервисную функцию посетителям, например, показывать где окошко, куда подать отчёт и т.д., будет ли это иметь отношение к налогам? Очевидно, что нет, вслед начнут жаловаться те же предприниматели, обвиняя нас в том, что мы поменяли антураж, поставили симпатичных людей в форме, которые показывают, куда пройти, но абсолютно ничего не поменяли в подходах. Нет сомнений в том, что единственным правильным выходом будет автоматизация всех процессов и нивелирование какого-либо человеческого фактора.

Многие мои друзья - украинские предприниматели работают за границей. Они отмечают, что в той же Швейцарии, Германии отношение налоговых органов к налогоплательщикам достаточно жёсткое, там они себе не позволяют даже подумать о возможности договориться. Когда им приходит уведомление из налогового органа, то это вызывает внутренний страх.

Я всегда предлагаю людям, которые говорят, что никаких изменений в налоговых органах не происходит, пойти и поработать в ГФС, чтобы доказать, что они готовы и способны что-то изменить, при этом работать за низкую зарплату. В тоже время глупо не замечать те изменения, которые происходят сейчас.

К примеру, в прошлом году у нас не было электронного кабинета плательщика налогов. Мы вписывали электронный кабинет плательщика налогов в законопроекты № 3357 и № 3630. Сегодня ГФС сделала электронный кабинет плательщика налогов, не дожидаясь, пока это будет предусмотрено законодательством. Хороший он или плохой, удобный он или не удобный – это другой вопрос, но, они это сделали и постоянно работают над его модернизацией. Я уверена, что скоро у каждого предпринимателя появится мобильное приложение к работе этого электронного кабинета. Это вопрос времени и инвестиций. Действительно, это большая заслуга Насирова и его команды, что он запустил этот кабинет, ведь мы могли еще долго его ждать. Поэтому, здесь очень важно просто остановиться и вовремя оценить те результаты, которые делаются, потому что иногда, как говорится, одного спасибо было бы достаточно. Критикуя ГФС, не оценивая те позитивные изменения, которые там делают, мы можем столкнуться с разочарованием людей, которые делают эти проекты, которые движут этими изменениями и стремятся делать что-то дальше.

Я сейчас слышу от бизнеса много позитивных откликов в части упрощения налоговой декларации по НДС, но почему-то никто не хочет об этом сказать публично, что Министерство финансов и ГФС всё сделали правильно. Мне этой положительной обратной связи не хватает. Сколько может человек продержаться на сплошной критике? Я понимаю, что обществу и бизнесу хотелось бы больших результатов, но отсутствие оценки тех шагов, которые сделаны, очень сильно демотивируют тех, кто над этим работает.

–        Главным достоинством среди декабрьских изменений в Налоговом кодексе стало снижение ЕСВ до 22%. Какие Вы видите позитивные стороны и возможные риски, связанные с этим нововведением?

Нашей целью было снизить налоговое бремя на заработную плату. Мы понимали, что это самая большая проблема в Украине. Я очень рада, что у нас получилось достигнуть этой цели. Мы сейчас видим положительную динамику по сбору НДФЛ и ЕСВ, и очень многие эксперты говорят, что это детенизация. Мы в Министерстве финансов наделены таким качеством, как профессиональный скептицизм, в детенизацию в Украине не верим. Я убеждена, что здесь только граждане Украины смогут сыграть решающую роль. Я слышала, что в разных регионах Украины сейчас будет проводиться массовая медийная работа с гражданами и предпринимателями. Предпринимателей будут мотивировать выходить из тени, а граждан – требовать от работодателя выполнения конституционных прав на выплату заработной платы и уплату налогов в законный способ. Инициативу проявили местные органы власти и территориальные общины, НДФЛ является весомой статьей доходов местных бюджетов. И чем быстрее компании выйдут из тени, тем быстрее увеличится сбор НДФЛ для развития регионов, что мы всячески поддерживаем.

–        Поспособствовало ли реформирование налогового сектора уменьшению налогового давления на экономику страны?

Серьезным уменьшением давления можно назвать снижение давления налогообложения на фонд заработной платы. Здесь были преимущества как для работодателей, так и для сотрудников. Сказать, что это глобально повлияло на экономику страны  нет. Скажу непопулярную вещь, но на экономику страны размер налогов никак не влияет. Возьмите ту же Финляндию, Норвегию, Швецию, сравните уровень налогов с экономическим развитием и сделайте свои выводы. На экономику страны влияют благоприятные инвестиционные условия, которых у нас нет, финансовая стабильность и т.д. Сегодня не хотят инвестировать в Украину не потому, что она неинтересная, а потому, что в Украине идут военные действия, присутствует политическая нестабильность, в связи с чем есть очень большие риски.

 

"Мы в Министерстве финансов наделены таким качеством, как профессиональный скептицизм, в детенизацию в Украине не верим"

 

–        Как Вы видите роль ГФС в реформировании налоговой системы страны?

Работа этого органа должна быть максимально невидимой. Когда из украинских новостных лент исчезнет информация о фискальной службе, таможне или налоговой милиции, тогда можно будет сказать, что реформа удалась.

–        Какие основные характеристики и преимущества электронного кабинета плательщика налогов?

Прежде всего – время. Самый дорогой ресурс, который нельзя купить за деньги – это время. Поэтому чем меньше времени мы будем тратить на все процессы, тем выгоднее будет людям и государству.

Когда я начинала работать бухгалтером в 90х годах, я помню, как стояла в очередях по два часа, а иногда и больше, чтобы сдать декларацию. Затем появилась программа 1С, тогда многие бухгалтеры вели «шахматку» вручную (наверное поэтому бухгалтер ассоциируется с налокотниками). Так вот, мне есть с чем сравнивать. Несмотря на многозадачность, я успевала сделать свою работу. Я считаю, что прогресс колоссальный, особенно в части электронных сервисов. Сказать, что отчёты были легче или было их меньше – нет, и при этом у меня не было курьера. Я помню, что я успевала сделать свою текущую работу и еще сдавать отчётность, и стоять в очередях. Наверное мы забыли эти времена. Нужно сравнить и начать ценить то, что мы имеем сегодня. Я считаю, что у нас колоссальный прогресс. Кабинет налогоплательщика еще больше сократит время составления отчётности. С помощью кабинета можно проводить платежи и видеть свои расчёты с бюджетом. Мы сейчас работаем над тем, чтобы максимально отказаться от каких-либо бумажных справок, которые существуют в ГФС, что еще больше сделает бизнес и налогоплательщиков дружелюбнее по отношению к ГФС. Будущее всегда за электронными сервисами.

Для меня есть большая разница в технологиях, так как я застала еще то время, когда курсовые писали от руки. Посмотрите, с какой скоростью меняются технологии и как они развиваются. За технологиями будущее, весь мир будет оцифрован. Да, я была против того, чтобы вписывать в Налоговый кодекс принцип работы электронного кабинета налогоплательщика, а также его технические характеристики. Это живой организм, который ежедневно развивается, менять законы не будем успевать. 

–        Говорят, для экономического рывка Украине нужны три источника: инвестиции, дешевые кредиты и снижение налогов. Так ли это?

Я соглашусь, но только частично. Чтобы экономика развивалась, на первое место я бы поставила установление мира в нашей стране и восстановление украинских территорий. Второе – это установление финансовой стабильности. Третье – это инвестиционная привлекательность. Украинский рынок – один из интересных объектов для инвестирования не только европейскими странами, но и Америкой, и другими странами мира. У нас большие рынки сбыта, благодатная земля и инвестиции очень быстро окупаются.

–        Существуют ли Ваши личные ноу-хау, рецепты по улучшению экономики Украины?

Ноу-хау всегда связаны с какими-то научными исследованиями. Когда я писала свою кандидатскую работу, то исследовала институт аудита, но это никак не связано с экономикой, хотя правильно построенный институт аудита способствует финансовой стабильности в стране. Нет, у меня нет ноу-хау. Я считаю, что не нужно придумывать велосипед. Всё, что возможно, уже за нас давно придумано. Поэтому всё, что нужно, – это максимально имплементировать европейское законодательство и лучшие европейские мировые практики.

–        С учетом украинской специфики НДС называют самым коррупционным налогом в основном из-за того, что с ним связано больше всего схем. Как улучшить администрирование данного налога?

Электронное администрирование НДС позволило существенно снизить уровень налогового мошенничества. По правде говоря, не только в Украине НДС называют коррупционным налогом. Во многих странах ЕС тоже есть уклонение от уплаты этого налога, есть и мошенничество, только не в такой мере, как Украине. Неуплата налогов посредством размывания налоговой базы, использования налоговых гаваней или просто путем несоблюдения установленных правил   все это проблемы не одной страны, они глобальные.

 

"В этом году нашим приоритетом является институциональная реформа ГФС. Уверена, что успешное реформирование ГФС и консолидированная позиция по налоговой реформе позволят уменьшить налоговое бремя и установить единые, справедливые и равные правила для всех"

 

–        Когда можно ожидать проект нового Налогового кодекса?

Проект Налогового кодекса был подан правительством на рассмотрение Верховной Рады в прошлом году, но не был поддержан депутатами. На данном этапе, мы проводим консультации с международными экспертами и сообществами, ищем всевозможные пути, каким образом еще можно максимально сблизить два законопроекта, о которых я упоминала. В этом году нашим приоритетом является институциональная реформа ГФС. Уверена, что успешное реформирование ГФС и консолидированная позиция по налоговой реформе позволят уменьшить налоговое бремя и установить единые, справедливые и равные правила для всех.

–        В прессу просочилась информация о том, что за разработку законопроекта налоговой реформы в 2015 году были заплачены достаточно большие деньги. Оправданы ли были эти затраты?

Я эти деньги не платила, поэтому не могу сказать. Официальная позиция Министерства финансов высказана на сайте. Поддержку оказало правительство Великобритании, которое оплатило эту работу. Я считаю, что любой труд оправдан. Я точно знаю, что те наши наработки, которые мы сделали, коммуникационные открытые платформы, Налоговый кодекс, который мы написали, будут по достоинству оценены и украинскими экспертами. Может быть не сейчас, но со временем.

Беседовала ЧОРНОГОР Елена,
Журналист TaxLink

Попередня стаття Наступна стаття
comments powered by HyperComments