О вреде агрессивного нормотворчества или почему ответственность государства и чиновника за вред налогоплательщику не может быть солидарной

04 Жовтня 2017 (0) 53 Перегляди Данило Гетманцев

Розміри тексту:

Аа Аа

В поисках способов ограничения «беспредела» государственной фискальной службы по отношению к бизнесу, налоговые активисты «от сохи» никогда не знали меры. Уже и беспредел как бы в прошлом, и налоговая милиция без полномочий, и фискалы в поиске человеческого лица, но нагромождение инициатив «общественности» уже не остановить. Вакуум элементарных начальных знаний в реакции с непреодолимым желанием оставить свой собственный след в налоговом нормотворчестве, странным образом порождает извержения мысли таких замысловатых форм, которые иногда вызывают сомнения в адекватности авторов. По всей видимости у некоторых новаторов энтузиазм компенсируя смысл, не только вытесняет его остатки, но и тщательно протирает за ним пол.

            Любопытно, что вирус безудержного новаторства иногда поражает и тех, кто в силу облачения государственными полномочиями должен быть более разборчивым в своих инициативах, тем более законодательных.

            Одним из последних проявлений безрассудного нормотворчества стала идея о солидарной ответственности налогового органа и государственного чиновника фискальной службы за вред, причиненный предпринимателю в ходе осуществления налогового контроля. Завернутая по всем канонам современного «активизма» в яркую обложку милых сердцу предпринимателя с Владимирского рынка слоганов идея в сегодняшних условиях тотального популизма и безответственности грозит стать одним из трендов налоговой осени. Несколько таких же предложений (а-ля налог на выведенный капитал) ввиду их безрассудности, мы уже пропустили в прошлом, не придав им значения. Это позволило отдельным образчикам глупости, не смотря на всю их очевидность, не только обрести реальные формы, но дойти до сессионного зала ВР, как, скажем, привязка уголовной ответственности по ст.212 УК к согласованности налогового обязательства.

Дабы упредить такую возможность, убив монстра в зародыше, предлагаем контраргументы этой «гениальной» идеи до того, как она завладеет умами жаждущих дешевого второсортного пиара политиков.

Итак, почему нет. Основные контраргументы.

Что авторы идеи предлагают понимать под основанием для привлечения к ответственности чиновника? Признание принятого им решения (действия) противоправным? Но если чиновник по-иному толкует закон, чем налогоплательщик, имеет ли право чиновник на свою позицию? По нашему мнению, без всякого сомнения! Более того, перспектива быть привлеченным к ответственности в случае дальнейшей отмены решения судом по любым основаниям будет играть роль внутренней цензуры для чиновника, ограничивая его усмотрение в правоприменении. Что может быть хуже, чем внутренняя цензура для чиновника, который добросовестно выполняет свою работу? Дамоклов меч ответственности за отмену принятого решения – это то, что заставит чиновника решать естественный конфликт между государством и налогоплательщиком в пользу последнего, даже если это идет в разрез с убеждением чиновника и во вред обществу, при условии существования риска отмены его решения.

Сама по себе идея о том, чтобы государство возмещало весь вред, причиненный налогоплательщику вряд ли у кого-то вызывает возражения. Мертворожденная норма ст.21 НК Украины никого не может удовлетворить. Очевидно, что вред должен компенсироваться с учетом морального вреда и издержек на защиту. И, по нашему мнению, государство должно привлекаться к ответственности перед налогоплательщиком на основании усеченного состава правонарушения, т.е. без учета вины в его совершении. Государство должно отвечать объективно за чужую (своего чиновника, органа) вину.

Что же получается, если мы ставим субъектом самого чиновника? Идея полностью извращается. Ведь, привлечение к ответственности физического лица сопряжено с обязательным доказательством вины лица в совершении правонарушения. Как бы кому не хотелось иначе, но ЕСПЧ вряд ли посмотрит на это положительно в свете ст.6 Европейской конвенции по правам человека. В соответствии с решением Вилхо Экскалейнен против Финляндии (2007г.) статья 6 Конвенции распространяется на государственных чиновников кроме случаев, «если национальное законодательство на исключает возможности обращения в суд лиц, которые занимают определенные должности и такое ограничение базируется на объективных обстоятельствах». Однако, по нашему мнению, привлечение чиновника к ответственности без вины является безосновательным даже без указанной ссылки.

Таким образом, самим фактом закрепления субъектом правонарушения чиновника мы ставим в зависимость возмещение вреда от доказательства его вины в совершении правонарушения, чем значительно усложняем процесс возмещения вреда как такового и порождаем еще одну мертворожденную и абсолютно бесполезную для плательщика конструкцию по образцу и подобию уже существующей.

Следующий вопрос – зачем возмещать вред именно с чиновника? Если налогоплательщик понес вред, ему важно его возместить. Возместить важно с платежеспособного субъекта, коим является государство, но никак не чиновник. Если же речь идет о закреплении в законе несколько подзабытого нами за последние тысячу лет принципа талиона, то мне кажется, надо об этом сказать открыто, заодно предусмотрев и суд Божий в том же законопроекте.

Еще один вопрос – это очевидная дискриминация чиновника по сравнению с другими субъектами трудовых отношений в целом и государственной службы в частности. Отношения между государством и чиновником конечно имеют специфическую природу, которая обусловлена по мнению ЕСПЧ особой взаимосвязью между ними. Однако, это все-таки взаимосвязь, обмен. Чиновник получает за работу зарплату и в пределах зарплаты несет ответственность за вред. Почему чиновника фискальной службы надо дискриминировать? Где в какой стране так любимой вами Европы реализован подобный подход?

Мы уже не спрашиваем, где и главное какого качества вы найдете этих отчаянных служителей двух змеек, которые после всех реформ, да в добавок с полной материальной ответственностью, согласятся нести крест налогового администрирования и контроля. Мы задаем вопрос: чем этот чиновник хуже чиновника Мининфраструктуры, или даже вас – отъявленных «экспертов-активистов-адвокатов»? Вы, предоставляя юридические услуги клиенту несете ответственность за предоставление услуг ненадлежащего качества в полном объеме причиненного не квалифицированной консультацией вреда? Или в размере вашего вознаграждения? А не задумывались почему? Возможно, это объясняется особой экономической природой услуги, потребляемой в процессе предоставления? И возможно такой же природой обладают трудовые и служебные отношения, чем и обуславливается ограничение ответственности чиновника в их рамках? Подумайте, уверен откроете много нового!

Мы не исключаем и даже ратуем за возможность привлечения чиновника к административной или дисциплинарной ответственности. Однако, все эти институты придуманы задолго до нас. Они уже существуют!!! Они эффективны и находятся в абсолютно рабочем состоянии. Другое дело, что ими не хотят пользоваться. Но ведь это уже вопрос никак не к качеству нормативного материала. Это вопрос к управленческой политике руководства страны. Давайте им и зададим эти вопросы, вместо того чтобы городить огород там, где его не должно быть.

И еще одно. Институт финансовой ответственности за налоговые правонарушения необходимо реформировать. Этот тезис не требует доказательств. Нарушение принципа non bis in idem, ответственность без вины и многое другое – вопиет о реформировании. Однако, о реформировании здравом, взвешенном, основанном на европейском опыте. Первый вариант такой реформы был представлен Taxlink.ua в Минфине на прошлой неделе. Думаю, в ближайшее время, сможем посвятить в нюансы уважаемую публику.