Налоговая реформа. Панацея или профанация?

Эксперт Taxlink Д.А. Гетманцев в своем недавнем материале для Еспресо.ТВ рассуждает о налоговых инициативах от профильного комитета и Министерства финансов Украины.

Наверное, каждому человеку присуще желание верить в сказки. В сказках все просто и понятно. Сказки прощают лень и тупость. Сказки наделяют правом, освобождая от ответственности. В сказках не надо слишком думать, достаточно глубоко чувствовать. И сказки, конечно же, всегда заканчиваются хорошо. В них вообще все хорошо. Все, кроме одного – их не существует в реальной жизни. Факт в общем-то очевидный, однако упорно игнорируемый тем больше, чем ближе мы к детству – периоду жизни, в котором отсутствие жизненного опыта является оправданием наших ошибок.

В силу разных обстоятельств многие из нас не торопятся спускаться с розовых облаков детства на грешную землю действительности. Не могут/не хотят противостоять своему внутреннему желанию верить в сказки. Несмотря даже на солидный возраст и все первичные физиологические признаки зрелости, многие соотечественники предпочитают пребывать в сладких снах, игнорируя реальность. К сожалению, инфантилизм является одним из самых распространенных заболеваний современного украинского общества, поразившим его жизненно важные институты.

Инфантилизм и свойственные ему безволие и безответственность соотечественников порождают запрос общества на героев и мессий, радикально быстрые решения проблем и поиск этих самых проблем не в себе, а вовне. При этом, в отличие от других народов, учащихся на собственных ошибках, последующее до боли предсказуемое разочарование не дает нам никакого урока, бросая в объятия нового привлекательного фокусника, жонглирующего радикализмом и пустыми обещаниями. Упрямство, с которым мы верим в чудо, одновременно теряя страну, воистину достойно лучшего применения…

Однако, чудес не бывает. А посему начало пути даже не решения, но осознания проблем лежит в плоскости избавления от иллюзий, ставших реальностью для многих. Одной из таковых является вера в налоговую реформу, как средство выхода экономики из кризиса.

Перед тем, как перейти к анализу двух существующих вариантов реформ, вокруг которых разгорелись основные налоговые баталии в обществе, коснемся самой налоговой реформы как таковой. Ответим на вопрос: а возможно ли путем внесения радикальных или не очень изменений в отечественную налоговую систему, изменить экономические процессы, излечив экономику? Ответ на этот вопрос очевиден. Нет! Это невозможно. Налоговая система страны, как ее не изменяй отдельно от других институтов государства не может сколь-нибудь существенно повлиять на изменения макроэкономических показателей в стране, 70% экономики которой находится в тени. До определенной степени именно теневая экономика спасла нашу страну от потрясений 2013-2014 годов, самортизоровав шок политической и финансовой лихорадки. Уверен, в грядущие времена, когда мы обязательно выйдем из кризиса, теневым предпринимателям 2013-2105 годов еще воздвигнут памятник в столице – где-нибудь между Бессарабским рынком и Университетом Шевченко.

А пока тень – это реальность, это то, в чем мы все существуем, где нам существовать не только выгодно, но и комфортно. Подчеркну – всем нам. И предпринимателям, и рабочим, и офисному планктону и, как не странно, государству. Почему? А задайте для примера вашим коллегам, получающим зарплату в конвертах, многие ли из них хотели бы получать ее по-европейски, на счет, но за вычетом 20% налогов? А пока вы набираете номера знакомых, отвечу вам на примере тех доверчивых предприятий, которые перешли на белые зарплаты с 1 января 2015 года, купившись на трюк государства с понижающим коэффициентом ЕСВ. Большинство из них под давлением своих негодующих сотрудников, многие из которых провели в свое время бессонные ночи на Майданах, вынуждены были взять полностью либо частично уплату НДФЛ на себя, соответственно повысив зарплаты.

При этом, комфорт теневой экономики измеряется далеко не в первую очередь ставкой налога. Намного важнее для людей, скажем, инфляционные риски, а для бизнеса – риски, связанные с безопасностью бизнеса, в первую очередь со стороны государства. Всем известна прямая взаимосвязь между размером легального оборота предприятия и уровнем внимания к нему со стороны государства. Кроме того, если существует альтернатива: не платить налоги вообще, или платить их по невысокой ставке, налоги платить не будут. Такова уж природа человеческая. А если уж само государство предоставляет возможность оптимизировать налогообложение под 2-4% от оборота, абсолютно легально уходя от налога, что уж тут говорить – шансов отбелить экономику практически не остается.

Именно поэтому, говоря о налоге, мы должны уйти от иллюзии, что, изменив налоговую систему, мы сможем изменить экономику в целом. Налоги являются лишь одной из составляющих детенизации. Работая в стране с таким богатым теневым опытом, как наша, предприниматель должен понимать собственную экономическую выгоду от выхода из тени. Выгоду, которая исчисляется не абстрактными лозунгами о его социальной ответственности перед обществом, а конкретными денежными знаками.

Так, к примеру, разумная интеграция отечественной экономики в экономическую систему развитых стран способна детенизировать Украину намного быстрее, чем понижение ставки налогообложение. Требования к прозрачности украинского бизнеса, выходящего на международную арену и соответствующий рост стоимости прозрачного бизнеса по сравнению с теневым, являются стимулом для отказа от серых схем и увеличения налоговых платежей во всей экономике. Ведь предприятия, отбелившие свой бизнес уже не смогут работать с теми, кто не принимает новых правил игры.

С другой стороны, простые, но непопулярные меры, направленные на (1) уменьшение объема расчетов в наличной форме, (2) либерализацию валютного регулирования, (3) существенное сокращение сферы действия систем упрощенного налогообложения, (4) повсеместное введение средств регистрации расчетных операций, (5) перевод администрирования налогов в электронную форму – являются теми механизмами, которые эффективно стимулируют детенизацию экономики. Стимулируют, но не обеспечивают ее с достаточной долей вероятности.

Ведь, экономические отношения являются первичными по отношению к их правовому регулированию. И никакая реформа, включая налоговую, неспособна перезапустить экономику, либо даже просто перенаправить ее движение в другое, приемлемое для общества русло, тем более, если такая экономика относительно успешно (учитывая все обстоятельства) работает вне сферы влияния государства. Первичной функцией налогообложения является наполнение государственного бюджета таким образом, чтобы в равной степени настичь все виды доходов налогоплательщиков, не оказав при этом деструктивного влияния на экономическую деятельность. И хотя регулирующая функция налога также крайне важна, ее применение на глобальном уровне крайне опасно и сложно предсказуемо.  

Рискуя вызвать волну негодующей критики реформаторов, допустим, что существующая налоговая система страны не является тем институтом, который препятствует развитию украинской экономики. Украинская экономика (за исключением тех отраслей, в которых новая власть спровоцировала передел) развивается как может в силу своего потенциала, войны в стране, политических и экономических рисков, которые делают невозможным любой сколько-нибудь достоверный экономический прогноз, а значит и планирование, и инвестиции.

Таким образом, мы можем утверждать, что миф о том, что налоговая реформа является панацеей от болезни украинской экономики – не более, чем миф. Во-первых, жажда жизни заставляет больного жить и развиваться вопреки всему, что в нормальных цивилизованных странах, уже давно вызвало бы его смерть. А во-вторых, при всем уважении к значению и силе налога, мы не можем предположить, что ему под силу излечить основные причины заболевания – войну, политический и финансовый кризис.

Таким образом, предлагая таблетку "налоговой реформы" больного лечат не тем и не от того.

Теперь о самой налоговой реформе. Известный философ и публицист Патрик Бьюкенен говорит, что за всеми процессами стоит политика. Ста годами ранее, наш до недавнего вождь и учитель Владимир Ильич Ленин определил политику, как концентрированное выражение экономики. Однако, довольно часто в странах третьего мира политики выражают экономические интересы несомненно концентрированно, но как-то уж слишком извращенно, подменяя интересы общества своими собственными интересами. Так, на политическом Олимпе в последние месяцы разгорелась нешуточная битва между силами добра и зла по поводу двух вариантов налоговой реформы, один из которых представлен главой Комитета ВР по налоговой и таможенной политике госпожой Н. Южаниной (проект Н.Южаниной), а второй пока еще не внесен в ВР, но уже опубликован Министерством финансов Украины (проект Н.Яресько).

Оставляя до поры за скобками содержание реформ отметим, что PR у первой законодательной инициативы несомненно лучше. Ведь за относительно короткий отрезок времени адептам церкви налоговой реформы Н. Южаниной удалось создать из законопроекта Н. Яресько трехглавого дракона в таком восприимчивом к сказочным героям сознании украинского общества, прогнозируемо не читающего ни один, ни другой вариант законопроектов. Абсолютно предсказуемо Нина Петровна подобно Ланцелоту, надев рыцарские доспехи, храбро и бескомпромиссно обращает все силы на борьбу с кабминовским "драконом". Ее оружие – уменьшенные ставок налогов, сокращение числа налоговиков, упрощение администрирование НДС, сохранение системы единого налога – просты и понятны неискушенному обывателю.

Оружие "дракона" - "плоские ставки" налогов в размере 20%, поддержка МВФ, Налоговый кодекс в новой редакции, незначительно изменяющий достаточно большое количество норм, выглядит не так привлекательно для простого обывателя.

Давайте разберемся, проанализировав основные положения обеих "реформ". В проекте Н. Южаниной в отличие от минфиновского аналога, ставка НДС снижается с 20 до 15%. Вещь безусловно приятная, как для потребителей, так и для бизнеса. Снижение налога нигде еще не вызывало негатива. Конечно, такая мера влечет за собой уменьшение поступлений в бюджет от основного косвенного налога. Но возможно, Н. Южанина знает, как залатать бюджетную дыру и возможно у нее есть соответствующие расчеты, которые она до поры прячет от своих избирателей. Но возникает другой вопрос – чего намеривается добиться Нина Петровна понижением ставки? Активизации бизнеса? Вряд ли, ведь НДС налог косвенный, в нормальных условиях администрирования, к которым мы все идем семимильными шагами, он полностью перекладывается на потребителя. Уменьшенная ставка конечно простимулирует импорт. Но эту ли цель должно ставить перед собой государство, преследующее национальные интересы? Кроме того, увеличение спроса населения на товары неизбежно повлечет за собой инфляцию. Чем вызвана необходимость уменьшения ставки – не понятно!

С другой стороны, абсолютно вменяемо выглядят предложения депутатов по усовершенствованию администрирования НДС в части разрешения на регистрацию налоговых накладных с опозданием, запрета налоговикам аннулировать регистрацию накладных, введения он - лайн реестра возмещения НДС и некоторые другие. Так же логичным выглядит и минфиновское предложение по увеличению суммы операций, совершение которых требует регистрации плательщиком НДС до 2 млн. грн. в год. В совокупности это то, что действительно может существенно помочь бизнесу, хотя и не тянет на громкое название «реформа».

Налог на прибыль предприятий был реформирован в начале этого года. Мы не знаем ни одного предпринимателя, который не был бы доволен унификацией бухгалтерского и налогового учета по налогу на прибыль. Изменения готовились очень давно, поэтому были выписаны достаточно качественно. Со времен Майдана это чуть ли не единственные удачные системные изменения налогового закона. Но конечно обойти НнП для реформаторов по обе стороны налоговых баррикад было не comme il faut. Поэтому госпожа Южанина предложила уменьшить налоговую ставку с 18 до 15%. В свою очередь, Минфин, предложил увеличить действующую ставку до 20%.

Как в первом, так и во втором случае, 3 или 2% от ставки налога, которые многие предприниматели не платят вообще ввиду отсутствия объекта налогообложения – прибыли, нельзя объяснить логически. И если в случае с Н. Яресько в предложение можно вложить хотя бы маркетинговый смысл для лучшей продажи идеи (все по двадцать!), то в проекте Комитета объяснить зачем снижать и без того низкий по европейским меркам налог, не представляется возможным. Как и не понятно зачем, при годовом налоговом периоде и уплатой налога на распределенную прибыль оставлять авансовые платежи? В проекте Н. Яресько авансовые платежи отменены, но для предприятий с оборотом более 20 млн. грн. в год введены квартальные (полугодовые) налоговые периоды.

Налог на доходы физических лиц и в одном и во втором варианте законопроектов выписан мягко говоря не качественно. Несмотря на обилие и красоту лозунгов существенных изменений в регулировании нет. В минфиновском варианте исправлен целый ряд проблемных вопросов, существовавших до этого (налогообложение доходов в материальной форме, арендной платы, выигрышей, налоговой скидки и т.д.). Но здесь речь может идти скорее о системной работе над ошибками, а не о реформе, которая в случае с НДФЛ, наверное, и не требуется. То, что без сомнения обращает на себя внимание – ставка НДФЛ. В законопроекте Минфина она составляет 20%, в проекте Н.Южаниной базовая ставка составляет 10%, но существуют также повышенная и пониженная ставки. Следует принять во внимание то, что законопроект Минфина оставляет военный сбор в размере 1,5%, а комитетский проект его упраздняет, поэтому налогообложение дохода у Н. Яресько все-таки выше.

Частично расходятся между собой законопроекты в части единого социального взноса. При этом, в минфиновском варианте существенно увеличивается верхняя планка объекта налогообложения. В целом ставки становятся «плоскими» и исчисления сбора упрощается. Особо порадует новый порядок уплаты ЕСВ предприятия, поддавшиеся на фокус государства со снижающим коэффициентом. Те, кто вывел зарплаты из тени в начале года, поймут о чем мы.

Если говорить о существенных расхождениях между вариантами «реформ», то их можно найти в едином налоге. Минфин радикально сужает сферу применения единого налога до уровня микробизнеса (в т.ч. и в сельском хозяйстве). Комитет также несколько обрезает сферу применения единого налога. Несмотря на не популярность позиции, нам подход Минфина к решению проблемы единого налога, ставшего уже давно легальной системой контрпродуктивного уклонения от налогообложения, кажется более правильным. Система разноуровневого налогового давления в пределах одной налоговой юрисдикции сводит на нет какие-либо усилия государства по детенизации экономики, делая изначально невыгодной работу на общей системе налогообложения. Реверанс правительства в сторону среднего бизнеса слишком дорого обходится государственному бюджету даже не столько с фискальной точки зрения, сколько являясь препятствием для каких либо качественных изменений системы налогообложения. И если ампутировать больную гангреной ногу, то лучше это делать сразу, как это предлагает Минфин, чем по частям и половинчато, как это предлагает Комитет, тем более, что в последнем случае проблема фактически не решается.

И да, конечно логичным и правильным является введение регистраторов расчетных операций для малого бизнеса. Вопрос давно назрел и откладывается исключительно ввиду того, что украинская налоговая сказка последовательно отторгает непопулярные для ее потребителя решения.

Практически незамеченными комментаторами прошли изменения в правовой режим акцизного налога в законопроекте Минфина. Очень зря. Проект увеличивает акциз на алкоголь и табак, при этом несколько снижая его на нефтепродукты. Но существенным является то, что законопроект вводит новый механизм электронного контроля за оборотом подакцизной продукции, а также электронный учет акцизных марок, что само по себе упростит администрирование налога. Также увеличены ставки и экологического налога.

Некоторые незначительные правки Минфин вносит и в налогообложение имущества, несколько увеличивая ставки, а также исправляя наиболее очевидные (но далеко не все) ошибки действующей редакции.

Определенные изменения предусмотренны "реформами" и в части системы налоговых органов. Депутаты предлагают упразднить налоговые инспекции в привычном понимании на уровне районов, значительно сократив численность налоговиков. Кто решил, что вопрос в численности - не понятно, почему их надо сокращать и какая численность является оптимальной – тоже. Однако, такое изменение гарантировано положительно воспримется избирателем, что вероятно и послужило основным аргументом таких изменений. С другой стороны, оба законопроекта удивительно едины в намерении сохранить налоговую милицию в системе налоговых органов, переименовав ее в гордо звучащую Службу финансовых расследований. Воистину удивительно насколько живучим может быть государственный орган, настолько лишний в системе органов власти! В конце 90-х выпав из недр Министерства внутренних дел налоговая милиция упорно не хочет возвращаться назад, вопреки какому-либо здравому смыслу.

Интересны инициативы Минфина в части администрирования налогов. Незначительным изменениям подверглась вся общая часть НК Украины. Но вместе с тем в предложениях есть и новые институты. Так, Минфин предложил одноступенчатую систему обжалования налоговых решений, и, что интересно, новый институт "альтернативного решения споров" комиссией, состоящей из представителя налоговой службы, Минфина и Совета бизнес-омбудсмена. Такие тройки смогут вершить судьбы налогоплательщиков, которым налоговики донасчитали 10 и более млн. грн. Возможно, это имел ввиду Минфин, называя свой законопроект «реформой»?

Подытоживая вышеизложенное, можно констатировать, что хотя минфиновский законопроект по уровню юридической техники выглядит более профессионально, чем законопроект депутатский, оба документа едва ли тянут на налоговую реформу, как таковую, более того на налоговую реформу, которая может сама собою реформировать экономику, выведя ее из тени. Ведь для здоровой экономики гораздо важнее не уровень налоговых ставок, а порядок, направления и эффективность их использования. Ведь очевидно, что правильно, эффективно использованные бюджетные средства капитализируются в стоимости бизнеса, работающего в стране, а потому вопрос справедливости налоговой системы лежит в плоскости не уровня налогообложения, а его равности, всеобщности и честности использования собранных средств.

Именно поэтому детально ознакомившись с проектами «реформ» с трудом представляешь себе предпринимателя, бегущего, утопая в январских сугробах к своему бухгалтеру с благой вестью: "Все! Конец темным временам!! Выходим на свет!!!"

Очевидно, что сражение сил добра и зла не более, чем миф, раздутый в сознании обывателей более профессиональной PR-командой Н. Южаниной. Очевидно, что последняя при желании могла бы вплести все свои здравые предложения в законопроект Кабмина еще летом.

При этом, если брать по большому счету, в основных моментах обе «реформы» не отличаются друг от друга настолько существенно, чтобы можно было разделить их на добро и зло. Именно это наталкивает нас на мысль о том, что в осенне-зимней реформенной компании больше политики, как концентрации интересов отдельных индивидуумов, чем политики, как концентрации экономических или финансовых интересов страны. В законопроектах бесспорно есть рациональные зерна, которые без сомнения надо внести чем раньше, тем лучше в налоговый закон, однако эти зерна, даже собранные в один мешек никак не тянут на реформу, не предлагая обществу чего действительно принципиально нового в сравнении с тем, что существует сейчас. И отсюда возникает вопрос – а кто мешал внести все эти изменения в разные налоговые нормы раньше, до декабря, без шума, гама, не нужных слов и PR-компаний? Почему в 2014 году изменения в НК были единичны? Вопрос риторический…

Не знаю, как вам, а мне украинские налоговые реформы последнего времени напоминают гонку по кругу из "Алисы в стране чудес". После того, как все участники полчаса (у нас, правда, чуть больше) бегали кругами, они наконец догадались спросить – а кто же победил? И дронт Додо ответил: "Все победили и все получат призы!"

Нам с вами "посчастливилось" жить в эпоху популизма, громких лозунгов и прочей мишуры, выхолащивающей все сколько-нибудь содержательные действия и намерения, превращающей их в фарс, так нравящийся избирателю, глубоко пораженному вирусом инфантилизма. В такие времена нельзя надеяться на государство и можно располагать только собой, свято веря в то, что "животный дух" народа, о котором писал Дж.Кейнс, способен вопреки всему войне, кризису, власти отстоять свое право не только на независимость, но и на существование, осознав то, что благосостояние общества и каждого его члена лично лежит не в плоскости налоговых, как и никаких других реформ, а есть исключительно плодом рук наших.

Детальнее о соответствующем проекте Министерства финансов Украины Вы можете почитать в следующих материалах:

  •  Общие положения о подходах к администрированию налогов
  •  Обжалование решений, альтернативное обжалование и рассмотрение возражений
  •  Проверки и ответственность
  •  Налог на прибыль предприятий
  •  Налог на добавленную стоимость
  •  Акцизный налог
  •  Налог на доходы физических лиц
  •  Упрощенная система налогообложения
  •  Экологический налог и рентная плата
  •  Налог на недвижимое имущество, отличное от земельного участка
  •  Транспортный налог
  •  Плата за землю
  •  Трансфертное ценообразование
  •  Единый социальный взнос

Детальнее с проектом профильного комитета можно ознакомиться по ссылке.

Попередня стаття Наступна стаття