Додаток
Форма 1
Додаток
Форма 2
Додаток
Форма 3
Додаток
Форма 4
Розширений пошук
Тарифна політика
Вхід|Реєстрація

Ru

En

Ua

Этот непростой налоговый год
17.01.2016
Аа Аа
Этот непростой налоговый год

Начать наш традиционный материал об итогах прошлого налогового года и перспективах 2016го оказалось сложнее, чем обычно. И дело даже не в количестве ошибок, которые были допущены в налоговом нормотворчестве, не в глубине кризиса государственной налоговой политики, не в уровне реформаторских предложений и самих «реформаторов». Дело в том, что обо всех ошибках, трюках, просчетах в сфере налогообложения было сказано все или почти все. В прошлом году. От времени внесения изменений под елку до их характера, от качества обсуждения (читай – торгов) изменений до их уместности как таковых. Все это было описано нами и другими в начале прошлого 2015 года по итогам декабрьской налогоиады 2014го.

У меня еще никогда не было настолько сильного чувства дежавю, как в декабре 2015го. Какое-то всеобъемлющее, парализующее чувство, день сурка, растянувшийся на всю осень. Те же дебаты, тот же голый пиар, те же громкие фразы о реформе, как эликсире процветания, чехарда текстов, безумные ссылки на МВФ, который, как казалось некоторым, полным составом не уходя на рождественские каникулы не отрывал глаз от украинской налоговой корриды, кстати вместе с большой семеркой, ночные бдения парламента, политико-экономическая проституция депутатских групп и фракций и в завершении – последним аккордом - полностью закрытая от чужих (наших) глаз переделка окончательного текста налогового уродца несколькими неизвестными клерками ВР уже после голосования – как окончательный приговор всей существующей налоговой политике государства.

От всего этого опускаются руки. Невозможность что-либо изменить к лучшему настолько очевидна, что не требует доказательств. Безответственность всех участников процесса принятия решений по налогам в частности и по государственным финансам в целом возведена в абсолют. Неспособность системно подойти к налогам, как инструменту управления экономикой, увязав его с другими инструментами, не вызывает сомнений. Мне кажется, именно порядок принятия решений в налоговой сфере является тем маркером, который дает возможность отчетливо констатировать предреволюционную ситуацию сегодняшнего общества в целом, о которой когда-то говорил классик. «Верхи не могут, низы не хотят…»

Правительство, полностью провалив диалог с обществом не может ни властью, ни убеждением превратить в закон даже здравые идеи. Трепачи (виноват, активисты) всех мастей просто ради своего собственного пиара продвигают явно провокационные и неподкрепленные никакими расчетами «tax cuts». Даже не будучи экономистом, поражаюсь как может сколько-нибудь ответственный человек предлагать резкое снижение ставок при экономическом падении, подобном нашему? И что – снижение ставок – изобретение сегодняшних либерал-демократов? Конечно нет!

Вспомним, ведь Украина уже снижала ставку НДФЛ в 2003-2004 гг. до 13%. Но при этом государство имело самые высокие темпы экономического роста в Европе, а в мире уступая только Китаю. Ставки снижались и в 2011-2013 годах в условиях экономического роста. В таком экономическом контексте, действительно вероятно, что низкая ставка налога способна несколько повлиять на выведение зарплат из тени (что происходило крайне медленно из-за высоких отчислений в социальные фонды), поддержав и простимулировав стремление выйти из тени бизнес, осознавший, что в белом виде он будет стоить гораздо дороже, чем в черном, что дальнейшее развитие, в том числе и на европейские рынки, невозможно в тени.

Однако, к чему приведет подобное решение в стране, чья экономика стремительно падает, где идет война? К росту инвестиций? Детенизации? Нет. Единственное к чему может привести такое решение – это к увеличению дыры в госбюджете.

В этой связи впечатляет позиция (если так можно ее назвать) общества, напоминающего собой организм в состоянии комы, разум которого отключен, однако способен воспринимать сигналы, проводимые через органы чувств. В таком состоянии больной услышит того, кто кричит громче, а не того, кто говорит правильно. Так и происходит. Налоговые отношения стали ареной политических, клановых войн, сведения счетов, в которых интересы общества и страны не просто отошли на задний план, - они не берутся в расчет как таковые. Факты искажаются, понятия подменяются в целях сиюминутных манипуляций общественным мнением и/или банального шантажа в торгах за кусочек бюджетного пирога/должность/предприятие.

Возьмем, к примеру, упрощенку. Самое больное место отечественной налоговой системы. Сегодня (как до, так и после Нового года) упрощенка это (1) пониженное налоговое давление (3-5% от оборота плюс отчисления ЕСВ с нанятых лиц); (2) частичное освобождение от учета (для третьей группы все-таки вводятся РРО), как следствие снижение затрат для ЧП; (3) освобождение от контроля и как следствие минимизация коррупции (здесь мне очень импонирует идея патентирования микробизнеса так и не реализованная в проекте реформ), как следствие экономия на затратах на контроль для государства; (4) частичная детенизация, как бы компромиссный вывод оборотов из мира тьмы в царство полутеней. Однако, с другой стороны, упрощенка это и возможность уклонения от налогообложения более высоких доходов и как следствие тенизация экономики.

Поэтому выбирая модель упрощенки, мы должны ответить на один изначальный и несколько следующих за ним вопросов.

Какова цель существования упрощенной системы налогообложения?

Мы бы не рассматривали упрощенку, как инкубатор, средство для стимулирования развития среднего или крупного бизнеса. К сожалению, лишь единицы мелких предпринимателей когда-либо достигнут объемов среднего бизнеса либо тем более выйдут в разряд крупных. Более 90% (и это не только украинская статистика) останутся примерно на том же уровне, с которого начали. Посему предоставлять льготы мелкому бизнесу в надежде на экономический рост – наивность, граничащая с глупостью. Также абсолютно не правильно рассматривать упрощенку (как это часто предлагается) как систему предоставления льгот отдельным отраслям, нуждающимся в поддержке (например ІТ). Это изначально не верно, ведь если таковые отрасли действительно нуждаются в поддержке они не могут/не должны развиваться в пределах малого бизнеса. Для них должны быть предусмотрены специальные программы налогового стимулирования.

С другой стороны, единый налог может иметь своей целью создание социально-экономического института, помогающего бюджету нести бремя содержания безработных. Ведь, не принося государству каких-либо значимых отчислений, микро и малый бизнес снимают с него нагрузку социальных программ содержания и адаптации безработных, трудоустроенных в нем. Их трудоустройство влечет за собой решение и других важных социальных проблем – начиная от криминогенной ситуации в стране и заканчивая даже алкоголизмом. И в этом крайне важное значение, если хотите, Миссия упрощенки.

В то же время, должна ли упрощенка использоваться крупными и средними компаниями для законного уменьшения налогового давления? По-моему, ответ очевиден. Это прямо противоречит целям инструмента.

Поэтому у меня, как и у большинства специалистов в налогообложении не вызывает сомнения то, что: (1) упрощенная система налогообложения должна существовать, но (2) она не может использоваться для оптимизации налогообложения среднего и крупного бизнеса.

Получив ответ на основной вопрос о целях упрощенной системы налогообложения, мы можем относительно просто, взяв во внимание статистические данные ответить еще на 3 вопроса:

- какой доход является малым? Где грань перехода из малого в средний бизнес? По нашим данным грань колеблется от 2 до 5 млн. грн в год или от 100 до 200 тыс. долл. США;

- какой налог с этого дохода является приемлемым и справедливым? Вопрос сложнее, чем кажется. Предпринимательский доход сопряжен с предпринимательскими рисками, а также инновациями, которые великий Шумпетер считал двигателем капитализма. Таким образом, доход с таким происхождением должен облагаться меньшей суммой налога. Однако, меньшей не кратно (как это есть сейчас), а соизмеримо с доходами от других видов трудовой деятельности (напр., наемный труд). В таком случае не будет нарушен основополагающий принцип равенства налогообложения.

- каким образом осуществить контроль, т.е. сделать невозможным сокрытие доходов под прикрытием системы единого налога? Обратите внимание, с каким единодушием непримиримые враги (правительства до Майдана и после Майдана) отвечают на этот вопрос: применение РРО! Единодушие объясняется тем, что альтернативы к сожалению, или к счастью просто не существует. Но именно этот ответ вызывает у предпринимателей наибольшее возмущение. В чем суть? Цене РРО? Но ведь самый дешевый РРО стоит менее 200 долл. Для кого-то конечно неподъемная сумма, но ведь не для того, кто собрался заниматься бизнесом, ведь правда? Возможно дело в дополнительном учете? Однако сегодня учет движения средств через РРО достаточно прост. И даже в малом бизнесе учет и самоконтроль является основой его осуществления. И кроме того, РРО это конечно защита потребителя, который всегда сможет доказать факт сделки с ЧП. Мне кажется, что возмущение малого бизнеса РРО от лукавого. Бояться не столько самих РРО, сколько утраты возможностей, которые таит в себе их отсутствие.

Итак, не потратив слишком много времени, мы ответили на основные вопросы упрощенки, предоставив оптимальные на наш взгляд решения существующих проблем. Почему тогда вокруг вполне очевидных вещей ломается столько копий? Дело в том, что все мы обладаем двумя философиями, двумя мировоззрениями. Бытовым и как бы общегражданским. Руководствуясь последним, мы все понимаем, что надо платить налоги, налоги должны быть равными и всеобщими. Но когда доходит роль до своего родного, пусть даже малого бизнеса, который при введении РРО уже может и не подпадать под определение малого, общегражданское сознание уходит на второй план прячась за объективность бытового. Кстати, а чем в таком случае малый бизнесмен отличается от олигарха? Ну кроме размера состояния конечно…

И вот здесь очень важна роль государственников, тех людей, которые должны объяснить многочисленным предпринимателям, что да, действительно им придется выполнять новые цивилизованные, кстати абсолютно европейские, правила игры и это придется делать не только им, но и крупному бизнесу, который также будет лишен привычных схем уклонения от налогообложения. Не только объяснять, но и сделать. Ведь это справедливо и это правильно. Однако, государственников нет или почти нет при сегодняшней власти. Есть политики или даже политиканы, которые подобно флигелям чутко подстраиваются под дуновение ветра избирательских настроений, зарабатывая на этом свои часто не только политические (вспомните последнее голосование за бюджет) дивиденды, упорно сталкивая страну в экономическую пропасть и расшатывая и без того не простую ситуацию в обществе.

Возьмем еще один пример. «Реформа» администрирования. «Реформаторы» ратуют за усовершенствование механизмов обжалования решений фискальной службы путем введения в систему обжалования Минфина, каких-то троек, «альтернативной» процедуры решения споров, сокращая количество инстанций, в то время, как доступ к самому эффективному инструменту защиты прав налогоплательщиков – суду органичен с сентября прошлого года пошлиной в размере 1,5% от суммы налогового решения. А налоговая умышленно завышая сумму недоимки может легко лишить плательщика права на обращение в суд в связи с отсутствием у последнего денег на оплату судебного сбора. И за это время, несмотря на широкую дискуссию в обществе, никто из власть имущих не поднял вопрос о том, чтобы внести простые изменения в закон о судебном сборе! Несколько строк – и препятствие снято! Что необходимо сделать налогоплательщикам, что достучаться до государства? Разве недостаточно вопиющей очевидности ошибки самой по себе?.. Какой еще пример может очевиднее иллюстрировать то, что «реформаторы» не настроены на «реформу».

В то же время очевидно, что уже сегодня мы можем за относительно короткий промежуток времени по примеру европейских стран (скажем, Ирландии) существенно упростить и сделать прозрачными, полностью переведя в электронную форму все основные элементы администрирования налогов. Речь идет о создании открытых для налогоплательщиков ресурсов по:

  • декларированию налоговых обязательств, их возникновению, изменению, прекращению;
  • учету движения НДС, налоговых накладных, возмещения НДС в порядке очередности подачи заявок, открыто, прозрачно (отличная идея Михаила Соколова);
  • осуществлению электронных проверок налогоплательщиков (значительному увеличению удельного веса таких проверок);
  • разъяснениям действующего налогового законодательства, консультациям налогоплательщиков;
  • возврату/зачету переплаченных сумм налогов;
  • принятию/обжалованию/отмене налоговых уведомлений – решений с созданием реестра по примеру реестра судебных решений;
  • возникновении/изменении/прекращении каких-либо статусов налогоплательщика (плательщик НДС, неприбыльная организация и т.д.).

Все ресурсы должны быть общедоступны, а публичная информация в них подлежать корректировке (обжалованию) по обоснованному требованию налогоплательщика, в т.ч. и через суд. Это позволит достаточно просто:

  • сделать процесс администрирования прозрачным, сократить его сроки;
  • сократить затраты на администрирование и плательщика и государства;
  • сократить коррупционную составляющую за счет уменьшения человеческого фактора;
  • более глубоко и полно отображать в учете все хозяйственные операции, систематизировать их;
  • унифицировать правоприменительную практику;
  • усовершенствовать статистический учет.

Но еще более необходимо изменение репрессивности фискальной политики государства. Конечно, налоговики должны основной своей целью видеть противодействие уклонению от налогообложения, однако рост поступлений в бюджет (и особенно в виде штрафов) – не их задача. Это задача не может быть решена в рамках фискальной политики, ведь рост поступлений в бюджет – следствие роста экономики, а не ужесточения финансового контроля, часто-густо переходящего в злоупотребления налоговиками своими полномочиями. И здесь очень важна позиция руководство ГФС и Минфина. Именно они личным примером должны задать правильный вектор движению всего налогового аппарата, устранив злоупотребления во время осуществления контроля как таковые, превратив фискальную службу из репрессивной в сервисную. Сюда же относится и вопрос ликвидации налоговой милиции. Полной ликвидации с передачей функций следствия в МВД, вместо создание на ее базе еще более агрессивного монстра Службы финансовых расследований.

Таким образом, первым этапом должно стать не уменьшение налоговых ставок, не введение экзотических и абсолютно не продуманных механизмов налогообложения нераспределенной прибыли или новых красивых процедур административного обжалования налоговых решений, а усовершенствование существующего механизма администрирования налогов в совокупности с принципиальным изменением налоговой политики государства. Целью первого шага должно стать удобство уплаты налога в совокупности с ужесточением противодействия уклонению от налогообложения. При чем, внимание здесь следует уделять деталям.

Достаточно быстро, и без каких-либо чрезмерных затрат мы можем создать эффективный механизм государственного управления налоговыми отношениями, который в последствии при стабилизации экономики и хотя бы намеке на экономический рост (но не ранее 2017 года) может быть наполнен экономической составляющей реформы в виде налоговых ставок, механизма льгот для отдельных отраслей промышленности, реформы НДФЛ ( в т.ч. проведение налоговой амнистии), единого налога, акцизов, налогообложение имущества и т.д.

Мы убеждены, что сегодня крайне вредно говорить и мыслить налоговую реформу, как одномоментный акт. Речь может идти только о поступательной многолетней работе над налоговым механизмом, чутко подстраиваемым к экономическим изменениям в стране. Работа над налогами должна осуществляться в совокупности с работой над бюджетной системой, ведь для эффективности налогообложения мало дешево и быстро собрать налог, надо также использовать его для развития хотя бы на 20% эффективней, чем это сделал бы частный собственник. В контексте продолжающейся войны и перманентного политического кризиса это выглядит все более невероятным.

Возможно, я позволю себе лишнее, но по моему глубокому убеждению страна, в которой национальная идея в лучшем случае формулируется как присоединение к группе других стран по определению не может сформулировать не только единую налоговую, но и экономическую политику. Люди такой страны объединяются территорией, валютой, общими бытовыми проблемами, но никак не «животным духом» народа, о котором писал в свое время Дж. Кейнс, духом, способным вывести страну из третьего мира в мир первый не «благодаря», а «вопреки». И в этой связи танцы ради самих танцев вокруг яркого костра украинской налоговой реформы являются тому яркой иллюстрацией.

Очевидно, что в существующих обстоятельствах необходимо стабилизировать экономику до момента, когда она сама создаст предпосылки для роста благодаря различным внешним и внутренним факторам (мир, политическая стабильность). Это не значит, что налоговую систему не надо дорабатывать, что надо оставить все как есть. Как раз наоборот. Реформа должна происходить в несколько этапов, поступательно и поэтапно вводя следующее изменение за предыдущим.

Но веры в то, что существующая политическая конъектура позволит реализовать долгосрочную и действительно полезную для страны налоговую стратегию остается все меньше. Ведь ситуация в налоговой сфере не является исключением из общего украинского тренда. Удовлетворение сиюминутных интересов, изобилие одноходовок, полное отсутствие не только стратегического, но и тактического планирования и самое главное – абсолютная разобщенность интересов на всех уровнях общества, во всех сферах общественной жизни – окаянные дни – то, что уже было у нас сто лет назад, и то, что порождает не проходящее чувство неминуемой катастрофы – крайне сложно остановить. Та общность интересов, которая наблюдалась в дни Майдана, на поверку оказалась иллюзией. Все больше уверенности в том, что объединить страну сможет только сильная рука. И дай Бог чтобы эта рука была рукой Ли Куан Ю, а не Иосифа Сталина…

Ну а пока… Пока очевиден парадокс того, что сегодня тенизация экономики приносит больше пользы, чем вреда, являясь одним из немногих амортизаторов социальных потрясений, влияющих на экономику, а налоговая политика является лишь инструментом манипуляций в руках тех, кто имеет временный доступ к многочисленным несогласованным рычагам налогового управления в стране.

Д.ю.н., проф.,
Президент Ассоциации налоговых советников Украины
Д.Гетманцев

Відправити
Розділи та сервіси TaxLink ( 0 )
Залишiть свiй коментар
Опублікувати
?Поставте своє запитання
Популярні податкові теми
Запитання можуть ставити лише зареєстровані користувачі
Вхід/Реєстрація
Поставте Ваше запитання, і ми відправимо відповідь Вам в особистий кабінет найближчим часом.
Відправити